192 сд

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

192 сд

Сообщение кам » 11 май 2011, 22:34

У хутора Пронина вступил в бой передовой отряд 676-го стрелкового полка 192-й стрелковой дивизии, который поддерживала своим огнём батарея 981 артиллерийского полка, сформированная из курсантов военных училищ.

Вспоминает участник этих боев Алексей Михайлович Пономорёв: « Бои 192-й стрелковой дивизии, начавшиеся 17 июля у хутора Пронин Серафимовического района, носили исключительно тяжёлый характер. Передовой отряд - 676 стрелковый полк, вошёл в соприкосновение с передовыми частями 6-й армии Паулюса и вступил в бой. Этот день считается началом Сталинградской битвы. Одновременно вступили в бой и передовые отряды 33-й гвардейской, 181-й, 147-й стрелковых дивизий. 192-я стрелковая дивизия, выйдя из окружения, в начале августа, вошла в состав 4-й танковой армии и была поставлена в центре армии на правом берегу Дона у станицы Сиротинской. Противник к 15 августа 1942 года сосредоточил против нашей 4-й танковой армии 8 пехотных и 2 танковые дивизии. Сотни самолётов закрыли небо, немцы бомбили всё подряд, в том числе и санитарные машины, с раненными. Степь горела, как факел. В этом огне и дыму, шёл тяжёлый кровопролитный бой, рукопашная схватка у пушек. Одни наши бойцы бьют танки фашистов. Другие отбивают атаки пехоты. 192-я дивизия к концу дня продолжала сражаться уже в окружении. Погиб командир дивизии полковник Захарченко А.С. Погиб начальник политотдела подполковник Серебряков. Остатки дивизии возглавил начальник штаба дивизии подполковник Таланцев А.Н. И снова бой под станицей Сиротинской. В конце августа остатки 192-й стрелковой дивизии были подчинены 1–ой гвардейской армии генерала Москаленко.

А вот как описывает один из боёв рядовой 427–го стрелкового полка 192–й стрелковой дивизии Пётр Иванович Шевченко: «Это было под вечер. Солнце катилось к закату. Стояла тишина. Мы в траншеях, все приготовились к бою с танками. Нервы напряжены до предела. На нас двигалась железная лавина, готовая раздавить, уничтожить нас. И в это время появились наши танки, которые стремительно шли, минуя нашу оборону, навстречу немцам. Это прошла 40-я танковая бригада: 50-60 танков. Начался бой. Танки с обеих сторон били прямой наводкой. Эта лобовое столкновение длилось больше часа. На поле боя горела яркими факелами, черным дымом сотня машин. Гарь и дым стелились по земле, поднимались в небо столбами. Экипажи метались под перекрёстным огнём. Немецкая пехота не могла пробиться к нашим окопам, мы уничтожали её пулемётным огнём. Из боя вышли невредимыми только три наших танка и одна танкетка. Я впервые видел такой масштабный танковый бой, и позже мне не приходилось быть свидетелем такого страшного и чудовищного зрелища. В большой излучине Дона погибли или попали в плен многие солдаты наших армий 62-й и 64-й, заслонив собой Сталинград, обеспечив будущую победу в Сталинградской битве. В тех жестоких боях, вместе с солдатами погибли, пропали без вести или попали в плен почти все командиры дивизий 62 армии: 192, 181, 147, 184, 196. За выигранный месяц боёв в излучине Дона, Верховное Главнокомандование подтянуло резервы, технику обеспечив тем самым, будущую победу.

Георгий Гурьевич Иванченко, - начальник полевого госбанка 192-й стрелковой дивизии, вспоминает: «Когда 24 июля 1942 года погибли комиссар дивизии Степанов и командир дивизии Захарченко, командование дивизии приняли начальник штаба Таланцев и комиссар Смирнов. Штаб располагался в станице Голубинской, а полки в районе хутора Оськина вели ожесточённые оборонительные бои. В августе, когда был занят город Калач на Дону, мы находились на правом берегу Дона. Враг повёл ожесточённую атаку, и мы начали отступать. Кто как мог, переправлялись в районе Качалино через Дон. Мы отошли к хутору Садки. Заняли оборону и в течение нескольких дней отражали атаки немцев, где нас сменили подразделения армии Москаленко. Мы, остатки дивизии, двинулись к Сталинграду. В районе Гумрака опять отражали атаки. Там я был контужен. С заплечной сумкой денег, оборванный, вместе со своим штатом Госбанка, я переправился через Волгу. Мы явились в штаб фронта, расположенный в посёлке Средняя Ахтуба.

Бывший рядовой курсантского полка 192-й дивизии Василий Александрович Гриненко вспоминает: «Полки дивизии заняли оборону на рубеже станица Клетская – хутор Калмыков. Наш, отдельный учебный стрелковый батальон, состоящий из шести рот – 1200 человек, находясь в резерве командира дивизии, расположился в хуторе Оськинском и хуторе Верхне - Бузиновке. 23 июля 1942 года нас выстроил, в колхозном саду, командир роты старший лейтенант Избенко. Прибыл командир дивизии полковник А.С.Захарченко и страстно выступил: «Дорогие курсанты! Дети мои! Удержите переправу через Дон в станице Сиротинской. Наутро снова разгорелся сильный бой. Немцы вели наступление на Верхнюю Бузиновку, где находился штаб нашей дивизии. Погиб командир дивизии полковник А.С.Захарченко. На следующий день мы увидели движущуюся колонну, но в поднятой пыли было не разглядеть: машины это или танки. Когда они приблизились, видим – полуторки с ранеными. Однако машины на большой скорости стали сворачивать с дороги в разные стороны. Раненные что то кричат, машут руками. Появились немецкие танки. Поступила команда «Огонь!» Прозвучали выстрелы батареи 76-и миллиметровых орудий, загорелось несколько танков, остальные отступили и скрылись за бугром. Раненные рассказывали, что немцы хотели с ходу захватить переправы через Дон. Утром 27 июля вышла из окружения группа учбатовцев, во главе с начальником штаба дивизии подполковником А.Н.Таланцевым. Он и принял на себя командование дивизией. Немцы прорвавшиеся к Дону с 25 по 30 июля 1942 года пытались захватить наши переправы у станицы Сиротинской и Трехостровской, но ведя тяжёлые бои, защитники переправ, стойко отбивали атаки. Было видно, что не хватает у немцев сил и подкрепить их нечем. Видно крепко привязали к себе много немецких войск окружённые наши дивизии. 30 июля 1942 года из-за Дона переправилось около 80 танков Т-34 и КВ и стрелковая дивизия армии Кручёнкина В.Д. Части, оборонявшие переправы вошли в его 4-ю танковую армию, и мы пошли в наступление на правом берегу Дона. Наш учебный батальон наступал в направлении Трехостровская – Большой Набатов - Верхне Голубая - Оськинский. Наступавшие части отогнали немцев на 60 километров от Дона и освободили много занятых врагом станиц и хуторов. 31 июля 1942 года ударом с двух сторон, продолжает Василий Гриненко, мы прорвали немецкое кольцо окружения и дали возможность выйти группе полковника Журавлёва, командовавшего группой окружённых частей 33-й, и 102-й стрелковых дивизий. Большие потери понесла наша 192-я дивизия за 15 дней. В 676-м стрелковом полку из окружения вышло 170 человек от 2500. Другие полки тоже потеряли более 50% личного состава. Но 6-я армия Паулюса, смогла продвинуться только на 30-40 километров, потеряв ударную силу своих полков. 1-2 августа 1942 года – затишье. Фашисты после больших потерь прекратили наступление, но вели разведку. «Рама» всё время кружится над нами, «юнкерсы» и «мессершмидты» каруселью летают над нашей обороной, обстреливают и бомбят. Своих самолётов не видно. Приходится маневрировать в окопе из угла в угол, а немец высунется из кабины самолёта и смеётся, пальнув по траншеям. Вместе снами воевали морские пехотинцы. При наступлении и отражении вражеских атак, они надевали тельняшки и бескозырки, и тогда гремела в Донских степях морская «полундра», приводя в ужас немецких солдат. До 15 августа 1942 года над нашими позициями кружила «рама». Мы заняли круговую оборону. Плохо то, что старшина только ночью снабжает нас кашей и водой – котелок каши на двоих и фляжка воды каждому на сутки. Хорошо то, что немецкие самолёты не бомбят нас – боятся попасть по своим. Немецкие окопы рядом, даже переговоры ведём: «Иван, иди кофе пить» - знают сволочи, что мы хотим пить. Мы отвечаем: «фриц заткнись!» Немцы кричат: «Гут, Иван, гут!» 15 августа 1942 года на рассвете, всё загрохотало от взрывов. Особенно действовала на нервы стрельба шестиствольных миномётов – скрип, а позади летящей мины – хвост огня. Десятки самолётов закрыли небо – фашисты бомбили всё подряд, даже телеги, санитарные машины и палатки. Тяжело ранен был командир дивизии полковник Журавлёв. Погиб начальник штаба подполковник А.Н.Таланцев. Остатки дивизии объединил командир 427-го стрелкового полка подполковник Исупов и вывел остатки дивизии к станице Сиротинской. Этого командира дивизии вынесли на руках и отправили в госпиталь. В конце августа 1942 года войдя в состав 1-й гвардейской армии, 192-я стрелковая дивизия была обескровлена боями июля – августа в большой излучине Дона»

Где занимала оборону 192 сд на 15.08.42 ?

Внук богов войны
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 12 окт 2011, 16:08

Re: 192 сд

Сообщение Внук богов войны » 12 окт 2011, 16:51

ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА (Воспминания о войне) Акдемия исторических наук, Москва, 2008, том 9

Цуприков Александр Ефимович

Под Сталинградом
Я родился в 1923 году в деревне Богачево, Ирбейского района, Краснодарского края, в семье крестьянина–середняка. Моего дедушку раскулачили и сослали на восемь лет. Отцу же удалось сбежать из-под стражи. До войны учился я в школе № 21 города Краснодара. В 1941 году закончил девятый класс. В летний период поехал работать в детский пионерский лагерь физруком–затейником в поселке Мыс- Хако, там и узнал о войне.
В октябре 1941 года меня, как и многих моих земляков, направили в военно-пехотное училище в город Ворошиловск (нынешний Ставрополь), где мы прошли теоретический курс. Затем, в марте 1942 года поехали под Орджоникидзе, в Беслан, на полигон воздушно–десантных войск, где в течение полутора месяцев мы изучали парашютно-десантные премудрости. Во время учебы осваивали парашютное снаряжение и различ-ные формы физической подготовки: рукопашный бой – борьба в окопах, борьба с оружием и без него, преодоление преград в форсированном режиме в полном снаряжении, преодоление бурной и холодной реки Терек. В перерывах между подготов-ками изучали немецкий язык, так как нас предполагалось использовать в тылу врага.
В мае, физически и теоретически подготовленные, мы были направлены под Таганрог, во второй эшелон обороны. Через
месяц, в начале июня 1942 года были направлены под Сталинград в район железнодорожного узла Иловая, где формирова-лась 192-я стрелковая дивизия 62-ой армии. Нас объединили с моряками–черноморцами. Они уже принимали участие в боях за Одессу и Севастополь в составе морской бригады. Наша 192-я дивизия была сформирована из опытных моряков–десантников и курсантов военно-пехотных училищ – «Золотого фонда командиров Красной Армии». Все бойцы были как на подбор. В течение 2-3 недель моряки и курсанты привыкали друг к другу, в результате создалось единое боевое подразделение.
Дивизия успела провести полевые учения по сколачиванию подразделений в полках. Я был назначен командиром взвода (мне было 19 лет), а комиссаром определили Ивженко Мишу - моряка, прекрасного и боевого товарища. Он был старше меня, но жили мы с ним душа в душу.
Поднятая по тревоге в первой декаде июля дивизия в пешем строю успешно совершила 80-90- километровый марш-бросок, преодолела Сиротинскую переправу в районе поселков Бузиловка - Голубинка, и на закрепленных участках создала оборонительные сооружения – отрыла окопы «полного профиля», траншеи и переходы между ними, подготовили огневые точки. Потом мы произвели разведку местности и создали службу боевого охранения.
Дивизия была готова для встречи фашистов. Откуда-то издалека доносились звуки боя, это передовые отряды нашей дивизии встретили разведывательные подразделения врага. Затем прошел ожесточенный бой с превосходящими силами противника, но враг все же отступил. Наши передовые части также понесли потери и отошли мимо наших окопов на заданные позиции для частичного переформирования.
Примерно 10-11 июля, утром, немецкие танки с посаженным на них десантом солдат и мотопехота двинулись на наши окопы. Мы их встретили ружейно-пулеметным и минометным огнем, уничтожая фашистов на танках. Когда танки вплотную приблизились к нашим окопам, мы по траншеям перешли во второй ряд оборудованных окопов. Немецкие танки начали «утюжить» наши передние окопы, один танк провалился одной гусеницей в окоп, и его подожгли бутылкой с зажигательной смесью. Маневрируя между окопами и траншеями, мы подожгли еще один танк во втором ряду. Рельеф поверхности состоял из оврагов и бугров, что не позволяло танкам манев-рировать, зато здорово помогало нам, как обороняться, так и выходить на боевые позиции. Оставшиеся танки решили, видимо, обойти наши позиции. Мы вели шквальный огонь, оттеснили пехоту от танков.
По окопам поступила команда: «Подготовиться к атаке!» При команде: «Атака!» - тело вздрогнуло. Сейчас решится все - не дрогнут ли ряды наших товарищей по оружию? Когда ротный прокричал: «За Родину! за Сталина! Ура!» - рота поднялась в атаку. Фашисты не выдержали нашего натиска и по-вернули обратно, бросая военное снаряжение. Я пробежал 15-20 метров, когда меня окликнул комиссар роты. Оказалось, в первые минуты атаки ротного тяжело ранило, он назначил меня вместо себя, его последним напутствием было: «Сохрани дружбу между бойцами и береги их». Мы его разместили в проходящем мимо нас медсанбате.
Бой длился 2-3 часа, после него бойцы ликовали, наше первое боевое крещение было успешным. Трупов немецких на поле было множество. Потери роты – тяжело раненный командир, 2 бойца с легкими ранениями, они отказались от услуг медсанбата.
Поступила новая команда: «Отходить не будем!» Мы час-тично изменили конфигурацию окопов и сообщений между ними с учетом сгоревших танков, дополнительно создали третий ряд земляных укреплений, построили несколько блиндажей и укрытий для отдыха бойцов в дневное время, и от жары.
Ближе к вечеру наши позиции подверглись налету немецких штурмовиков. После бомбежки восстановили разрушен-ные оборонительные сооружения. На следующее утро над позициями пролетела «рама», и примерно через 2 часа дивизия снова подверглась ожесточенному удару фашистских бомбардировщиков. Гул моторов, взрывы бомб, небо, черное от земли и пыли – можно было сойти с ума или тронуться рассудком.
Наше противотанковое оснащение было значительно слабее, поэтому выдержать атаку массы танков, штурмовых ору-дий и бронетранспортеров - было почти невыполнимой задачей.
После упорных боев дивизия отошла на новые рубежи. Опять, уже в который раз, рыли окопы - нужно было укрепиться, зарыться в твердую землю. К утру нужно было быть готовыми к отражению атак противника. Окопы соединялись траншеями, что позволяло маневрировать личному составу, в случае необходимости.
Примерно 20 июля командир дивизии, полковник Захарченко, рано утром появился на позициях нашего батальона. Командование заметило, что противник сосредоточивает войска в районе обороны нашего батальона. Наши позиции усилились за счет минометных батарей, пушек и по одному взводу штрафников.
Рано утром 22 июля наши позиции подверглись бомбардировке и артиллерийскому обстрелу. Фашисты в полный рост пошли на наши позиции. Мы их встретили шквалом огня из всего оружия, что у нас было. Сраженные фашисты падали, а уцелевшие шли подчеркнуто медленно, как на психологическую атаку. Комиссар приказал нам прекратить стрельбу и выйти на рукопашную, принять вызов. Я полагал, что это нецелесообразно, будут потери. Комиссар и моряки в подобных рукопашных боях участие принимали, у них был опыт. Комиссар меня убедил, что курсанты также физически подготовлены, как и моряки.
Бой был скоротечным, прекратился как-то сам собой. Фашисты бежали. Мы отошли к своим окопам. Днем приехал ко-мандир дивизии, посмотрел на поле, ужаснулся тому, что мы совершили подвиг – устояли. Он поблагодарил весь батальон за стойкость и храбрость, а особенная благодарность была выражена бойцам нашей роты, которая выдержала психологическую атаку. Пообещал всех представить к наградам, у штрафников снять судимости, а меня и комиссара представить к военным наградам. Это было днем 22, а рано утром 23 июля фашисты начали наступление по всему фронту 62 армии. Мы уже чувствовали, что немецкие танки решили обойти нас с флангов, они преследовали отходящие штабы 192 и 184 стрелковых дивизии. В этом бою погиб наш командир, полковник Захарченко. В окружение попали наша 192, 184 и часть 33 гвардейской дивизии. Окруженные дивизии были охвачены плотным кольцом пехоты и танков противника.
Примерно 25 июля для вывода войск из кольца санитарным самолетом из оперативного штаба был направлен полковник Журавлев. Он объединил остатки обезглавленных дивизий и частей в одну оперативную группу. Группа вела неравный бой. Уже который раз немцы, пьяные, упитанные и рослые, пошли на наши позиции. Наши бойцы не дрогнули, и вышли им навстречу. Страшно было, но все же не дрогнули, а пошли. Последовало очередное кровавое побоище. В результате немцы отступили, оставив на поле множество трупов и тяжело раненных, с травмами рук и ног. Спесь им сбили. Наши же бойцы, низкорослые, ловкие и сильные, рискнули одолеть такую рослую, ожиревшую орду. Почти все бойцы после боя получили увечья. Мне разбили левую бровь, травмировали правую ногу. Мы превосходили немцев в физической подготовке, смекалке, силе духа, ловкости и неизменной вере в победу. Драка прекратилась, как только увидели продвижение в нашу сторону советских танков. Танковому корпусу удалось прорвать кольцо фашистского окружения и образовать узкий коридор для выхода окруженной группы из районов Бузиновка – Голубинская. Отход группы прикрывал наш батальон. Вывести удалось примерно 4500-5000 человек. Незначительная часть бойцов, в том числе и нашего батальона, не успела вырваться через этот коридор. Нам пришлось прорываться к переправе другим путём – через хутор Голубинский, используя овраги и пойму реки Голубая, передвигаясь, в основном, ночью, избегая налётов вражеской авиации. Наконец–то мы поднялись по склону и… ужас – здесь нас ждали наши заградотрядовцы с пулеметами, безжалостные и неумолимые к «отступленцам». И откуда они только взялись?!?! Еще не успевших отдышаться от многокилометрового отхода, нас бесцеремонно обезоружили, вручили лопаты и, уже под конвоем, отправили рыть позиции. В общем строю, с лопатами в руках, но уже без «кубарей» шагали и мы, резерв командиров Красной Армии, которые вместо «ни шагу назад», прошагали под натиском немецких танков более 30-40 километров в жару, голодные, без воды и хлеба, практически все травмированные после боя, помогая друг другу – двигались на восток, к переправе. Вступил в действие приказ главнокомандующего № 227 от 28 июля 1942 го-да. Историки до сих пор не могут разобраться, была ли так велика вина красноармейцев и средних командиров за ошибки высшего комсостава.
Когда нас разоружали под дулами автоматов загранотрядовцы, мы все свое вооружение складывали в кучу возле дороги. Нам вручили, как я уже отмечал, лопаты и указали место для земляных работ. Через несколько часов работы легли отдохнуть. Копали мы у нижнего склона, а наверху, в неглубоких окопах, вылеживались на солнце загранотрядовцы. Вдруг радостные крики сообщили, что к нам на помощь движутся танки. Мы, полуарестованные, тоже радовались, наконец-то все образуется, разберутся с нами и восстановят справедливость. Но радовались недолго, оказалось, что это быстро мчались и стреляли по загранотрядовцам танки противника. Мы быстро подбежали к куче оружия и боеприпасов, кто что схватил, и в окопы, которые мы выкопали в полный профиль.Танки «утюжили» гусеницами загранотрядовцев, засыпали, заваливали их землей, а оставшиеся драпали в нашу сторону, спасаясь в наших окопах! А где же «Ни шагу назад!»? Командир загранотрядовцев был, видимо, засыпан гусеницами, потому что его никто не видел.
К нашим окопам танки и бронетранспортеры не рискнули спуститься, так как мы встретили их шквальным огнем, и смогли даже поджечь один бронетранспортер.
К нашей роте примкнуло множество бойцов из разных полков и дивизий. Образовалась группа, численностью примерно 250-280 человек. Боеприпасами и продуктами группа пополнялась только за счет ночных вылазок наших разведчиков, также собирали зерна из колосков неубранной пшеницы. Группа была небоеспособна, она не могла прорвать кольцо превосходящих сил противника. Мы находились в плотном кольце вражеских войск, настал критический момент, когда никто никем не руководил. Оставшиеся командиры были разжалованы капитаном загранотрядовцев, он забрал «кубари». Однако бойцы группировались вокруг бывших командиров. Посоветовавшись между собой, решили разбиваться на мелкие группы и только ночью прорываться к переправе. Многие бойцы ещё не оправились от рукопашной битвы с врагами, поэтому в открытый бой не вступали, но если появлялась воз-можность поджечь склады с боеприпасами и бензохранилища, мы поджигали для морального удовлетворения.
После Сталинградской эпопеи я участвовал в «Голубой линии» под Крымской, июнь – сентябрь 1943 года. Примерно в декабре 1943 года, в январе 1944 – в Керчи, 1944 – в Севастополе. После ранения в составе уже 318 дивизии под командованием генерала Гладкова. Затем в Карпате – Мукачево, Чехословакия. Закончил войну в поселке Сычевцын под Прагой.
22 июля 1942 года в рукопашном бою мне разбили бровь левого глаза. Часть была в окружении, медсанбат отсутствовал, обработку раны делали собственными силами, как могли. Рана была большая, шрам сохранился и по сей день.
В феврале 1944 года во время артподготовки куском мёрзлой земли я повредил верхнюю часть бедра и низ живота, из-за чего и пролежал около месяца в медсанбате 318 стрелковой дивизии. В мае 1945 года после минометного обстрела получил закрытый перелом двух костей в районе запястья правой руки.
Демобилизовался в ноябре 1946 года, как годный к несению нестроевой службы. Возвращался домой из Мукачево – Закарпатье – Львов, Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, Краснодар.
О наградах. Некоторых наград бойцы не удостоились по объективным причинам. Например, однажды наша рота вела ожесточенные бои в районе Голубая, 10-11 июля, были уничтожены сотни фашистов и подожжено 2-3 танка. Командир полка пообещал всех бойцов приставить к наградам. Страшные бои 22 июля, переходящие в рукопашную, и командир дивизии обещал всех приставить к орденам, а комиссара и меня – к высоким правительственным наградам после выхода из кольца окружения. Но на следующий, печальный в нашей жизни день, 23 июля наш штаб был разгромлен, а командир дивизии Захарченко погиб. И если даже успели составить наградные списки, то их сожгли во время боёв. Вот такая пе-чальная и отсутствующая награда.
С 28 июля по 3 августа, а затем и 15 августа проходили бои, но из окопов нас не выбивали, а отходили куда придётся, по своему усмотрению. Каждый боец имел не менее 2-3 ранений, награждать нас было некому, так как штабные командиры либо погибли, либо попали в плен. Но для нас главной наградой было остаться в живых, хоть и покалеченными.
Для меня высокой наградой было приглашение на 55-ый юбилей освобождения Сталинграда. Мне вручили дорогую, памятную для меня, юбилейную медаль «55 лет освобождения Сталинграда», и бронзовую статуэтку «Родина-мать».
Имею:
Медаль «За Отвагу» - за разминирование прохода под Керчью, в районе завода Войково, где я и был ранен в тазобедренный сустав правой ноги.
Медаль «За боевые заслуги» - в медсанбате на момент, когда я там находился, не было шоферов для вывоза раненых с передовой. Я находился в группе выздоравливающих, согласился помочь. Между Севастополем и Балаклавой шли упорные бои. Минометным огнем фашисты вывели первую машину. Под обстрелом мы перегрузили раненых на оставшиеся машины. Все же за 4 рейса нам удалось вывезти всех раненых к медсанбату.
Медаль «За Отвагу» получил в Чехословакии. Под городом Олоноуц и в городе Кошица вытаскивал раненых с передовой до оврага, а оттуда уже их отвозили в медсанбат. Орден Отечественной войны II степени - за участие в Отечественной войне.

Март 2005 г.

В подготовке текста воспоминаний оказала помощь студентка 1 курса Кубанского государственного технологического университета Довлетшина Яна Раисовна

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

Re: 192 сд

Сообщение кам » 21 дек 2011, 21:51

Уважаемая Администрация сайта!
Разыскивая пропавшего без вести в Великую Отечественную войну родственника,нашел в Интернете материал касающихся дивизии в которой он на момент выбытия воевал. Это 192 стрелковая дивизия 1-го формирования. Человек, которого я разыскиваю -

лейтенант Шишко Антон Тихонович, 1922 г.р.,
начальник химической службы 179 отдельного батальона связи 192 стрелковой дивизии,
пропал без вести (согластно архивной справки Архива МО РФ в июле-августе 1942 года).

Так как место призыва, г. Кременчуг Полтавской области, было оккупированно немцами, то Справку о том, что он пропал без вести, военкомат выдал 1943 годом, датой после освобождения Кременчуга. На сайте Мемориал указанна эта дата, но она очевидно ошибочна.
Заранее благодарен если откликнитесь.
С уважением, Пацюк Дмитрий.

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

Re: 192 сд

Сообщение кам » 21 дек 2011, 22:28

20.7
62-я армия. Передовые отряды к утру 20.7. завязали бой с мотопехотой и конными группами противника в районах Пронин, Чернышевская (55-75 км юго-западнее Серафимовичи), Киреев.

21.7.
62-я армия. Передовой отряд 192 сд вел бой с противником в районе Бол. Донщинка. Передовой отряд 33 гв.сд в течение дня 21.7 вел бой в районе вост. окраина Чернышевская с противником силою до двух полков пехоты с 35 танками. Передовой отряд 181 сд продолжал удерживать Синяпкин, Гусынка, имея перед собой мелкие группы противника. Передовой отряд 147 сд из района Киреев потеснен противником силою до двух батальонов мотопехоты с 60 танками. Передовой отряд в составе 600 сп, артдивизиона с танковым батальоном вел бой с мотопехотой противника в районе 6-8 км вост. Морозовский. Передовые отряды 196 сд продолжали удерживать Верхне-Гнутов, Нижне-Гнутов, имея перед собой отдельные танки противника.

22.7
62-я армия главными силами занимала прежнее положение, передовыми отрядами вела бои с пехотными и танковыми частями противника в районах Гусынка, Б.Донщинка, Петровка. Передовой отряд 192 сд в результате неоднократных атак противника силою до двух полков пехоты, батальона танков и двух эскадронов конницы к 10.00 22.7 с боями отошел из Б.Донщинка на рубеж Варламовский, Перелазовский, где и перешел к обороне. Данных о положении и боевых действий других ПО армии не поступало.

23.7
62-я армия правофланговыми частями в течение 23.7 вела упорные оборонительные бои с танками (150—200 единиц) и мотопехотой противника, поддержанными авиацией. 192 сд обороняла рубеж Евстратовский, Зотовский. Передовые отряды дивизии под давлением противника отошли за передний край основной полосы ее обороны. С 16.00 22.7 части дивизии вели оборонительный бой с противником силою до полка мотопехоты с 50 танками, наступавшими на Клетская. Попытки противника прорвать оборону дивизии были отбиты совместно с частями 40 тбр, введенной в бой. Уничтожено до 20 танков противника.

24.7
62-я армия частью сил в течение дня 24.7 вела ожесточенные оборонительные бои с танками и мото¬пехотой противника. Полк 192 сд вел тяжелый бой с танками (до 100 единиц) противника в районе Клетская. Остальные части дивизии с полком 184 сд удерживали рубеж Евстратовский, Калмыков. 181 и 147 сд продолжали удерживать прежние рубежи не имея соприкосновения с противником. 13 тк в течение дня 24.7 вел бой с танками противника в районе Манойлин, Калмыков, свх. Первомайский. Данных о положении частей армии к исходу 24.7 из-за отсутствия связи не поступило.

25.7
62-я армия в течение 25.7 на своем правом фланге вела ожесточенные бои с танковыми и моторизованными частями противника, прорвавшимися в районе Клетская. 192 и 184 сд под давлением противника отошли на юг и вели бой на рубеже Цымловский, Власов, Евстратовский, Калмыков. 33 гв.сд совместно с Краснодарским пехотным училищем восстановила положение на переднем крае своей обороны на участке Березовый, (иск.) свх. Копанья (43—47 км юго-зап, Клетская) и продолжала удерживать этот рубеж, отразив неоднократные атаки противника. 181 и 147 сд продолжали занимать прежние позиции. 13 тк в течение дня 25.7 вел упорные бои с танками противника на рубеже Плесистовский Добринский; одна его бригада вела танковый бой в районе 4 км сев.-зап. Остров.

26.7
62-я армия частями 192, 184 сд и 40 тбр совместно с частями 1-й танковой армии продолжала вести упорные оборонительные бои на рубеже Захаров (17 км юго-вост. Клетская), Цымловский, Майоровский (13—27 км южн. Клетская). Остальные части армии продолжали удерживать прежние рубежи.

27.7
62-я армия. 192,184 сд и 40 тбр под давлением противника отошли на рубеж сев. окр. Свечниковский (23 км южн. Клетская), Пол. стан (22 км юго-зап. Клетская). 33 гв. сд с полком 181 сд и Краснодарским училищем продолжали вести ожесточенные бои за восстановление утраченного положения на фланге дивизии в районе Калмыков. Бои шли за овладение Калмыков (36 км юго-зап. Клетская). 181 и 147 сд обороняли прежние позиции. 196 сд вышла на рубеж отм. 146,0, отм. 111,6, Скворин.

28.7
62-я армия во взаимодействии с частями 1-й танковой армии продолжала вести ожесточенные бои с прорвавшимися танками и мотопехотой противника.
13 тк с утра 28.7, наступая в направлении Манойлин, Майоровский, к 15.00 соединился с 40 тбр и частями 192 и 184 сд. Корпус вел бой на подступах к зап. окр. Верхне-Бузиновка, Ерик (40 км южнее Клетская), Евсеев, продвинувшись на 15—18 км. Перед фронтом корпуса танки и мотопехота противника.
28 тк, 131 и 196 сд 28.7 отразили две контратаки противника, подбив и уничтожив до 40 его танков.
23 тк переправился на зап. берег р. Дон в районе Калач-на-Дону. 204 сд сосредоточилась в районе Калач, имея один полк на зап. берегу р. Дон.

29.7
62-я армия во взаимодействии с частями 1-й танковой армии продолжала вести упорные бои с прорвавшимися танками и мотопехотой противника. 33 гв.сд отразила две атаки противника, наступавшего с направления Манойлин. Уничтожено до роты пехоты противника. 181 и 147 сд удерживали ранее занимаемые позиции. 196 сд двумя полками вышла на рубеж 4 км южнее Сухановский, Б.Писаренкова и встретив огонь 18 танков противника, закопанных в землю в районе выс. 111,6, обходила этот район с востока.

30.7
62-я армия. Данных о положении частей 184 и 192 сд не поступало, 33 гв.сд, 181 и 147 сд занимали прежнее положение. 196 сд, продолжая с утра 30.7 наступление, достигла выс. 157,5 и к 10.00 овладела Сухановский, Майоровский.

31.7
62-я армия. 192 и 184 сд отошли в район Голубая — Верхне-Голубая, где приводили себя в порядок.
196 сд вышла на рубеж выс. 157,5 — выс. 166,1, имея фронт на северо-восток.
В положении остальных частей армии изменений не произошло.
1-я танковая армия в течение 31.7 вела ожесточенные бои с противником силою до двух пд в районе Верхне-Бузиновка.

1.8
62-я армия продолжала занимать прежние позиции.
196 сд вела бой за овладение районом Плесистовский — Еруслановский. Результаты уточняются

2.8
62-я армия частью сил правого фланга вела наступательные бои в районе Круслановский — Плесистовский.
196 сд с батальоном 33 гв. сд с рубежа Круслановский — (иск.) Плесистовски — выс. 152,2 в 4.00 2.8 перешли в наступление и к 11.00 овладели рубежом выс. 164,5 — Б. Козяковка (30 км сев.-зап. нп Калач-на-Дону).
33 гв. сд отразила атаку противника силою до батальона пехоты с 9 танками на Березовый.
184 и 192 сд приводили себя в порядок в районе нп Сиротинская.
Положение остальных частей армии оставалось без изменений.

3.8
62-я армия. 196 сд заняла оборону на рубеже Еруслановский — Плесистовский.
Положение остальных частей армии осталось без изменений.
1-я танковая армия в 18.00 3.8 перешла в наступление. Данных о результатах наступления не получено.
4-я танковая армия. 184 сд с 182 тбр (6 танков), 173 тбр (3 танка) обороняли рубеж отм. 220 — выс. 230,0.
192 сд с остатками танков 13 тк (9 танков) обороняла рубеж выс. 233 — 180 — Б. Егорова.

4.8
4-я танковая армия. 22 тк, 184 сд и 5 иптбр занимали прежнее положение.
192 сд обороняла рубеж выс. 230,0 — Б. Егорова (10 км вост. нп Верхне-Бузиновка).
205 сд одним полком вела бой в районе выс. 228,5 (16 км вост. нп Верхне-Бузиновка), имея второй полк на рубеже выс. 184,7 — выс. 197,7 и третий полк в районе выс. 235,0 (27 км сев.-вост. нп Верхне-Бузиновка).
18 сд занимала рубеж (иск.) выс. 225,1 — выс. 145,7 — выс. 105,4 (18—33 км юго-вост. нп Верхне-Бузиновка).
321 сд передовыми частями вышла на рубеж Перекопка — Осинки — выс. 155,5. Главные силы дивизии находились на подходе к этому рубежу.
422 сд к 15.00 4.8 сосредоточилась в районе Вертячий.

5.8
4-я танковая армия в течение 5.8 вела наступательные бои и на отдельных участках имела продвижение на 3—6 км. Противник оказывал сильное огневое сопротивление.
321 сд к 16.30 5.8 вела бой на рубеже выс. 135,0 — (иск.) Крайний (15 км юго-вост. нп Клетская).
22 тк с частями 205 сд к 12.00 5.8 достиг рубежа вост. скаты выс. 178,4, левым флангом — в 1 км сев.-зап. нп Венцы, обходя этот пункт с северо-запада.
Остальные наступавшие соединения армии, встретив сильное огневое сопротивление противника, продвижения не имели и вели бой на достигнутых рубежах.

Сведения о 192 с 5.8 можно посмотреть в теме 205 сд.

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

Re: 192 сд

Сообщение кам » 29 янв 2012, 21:09

На основе тех данных, которые мне удалось собрать и осмыслить, хочу высказать мнение по действиям группы Журавлёва в конце июля, начале августа 1942 года.

К исходу дня 25 июля 60-я моторизованная и 16-я танковая дивизии противника соединились в районе Сухановского. В результате этого 184-я и 192-я стрелковые дивизии, 84-й и 88-й гвардейские стрелковые полки 33-й гвардейской стрелковой дивизии, 40-я танковая бригада, 644-й танковый батальон и три артиллерийских полка усиления оказались в окружении.
Для управления этими окруженными войсками на самолете был переброшен в район окружения начальник оперативного отдела полковник Журавлев К. А. с группой офицеров. Под их руководством была организована круговая оборона на рубеже Платонов, Евстратовский, Калмыков, Майоровский.
Чуйков. «Сражение века».


Итак, 25 июля 184-я и 192-я стрелковые дивизии, 84-й и 88-й гвардейские стрелковые полки 33-й гвардейской стрелковой дивизии, 40-я танковая бригада, 644-й танковый батальон и три артиллерийских полка усиления оказались в окружении.
Но случилось это не к исходу, а скорее всего к началу дня 25 июля. Многие авторы указывают именно это время, в том числе и сами немцы.

«24 июля. Ведем бои с рассвета. Наша задача окружить крупную группировку русских. Нанесли удар на Верхнее-Бузиновку. Наши танки и мотопехота ворвались в село, разгромили два штаба противника. Мы взяли 200 пленных. Русский командир застрелился. Два русских грузовика, полные солдат, быстро поехали через село. Началась дикая перестрелка. Все убиты.
25 июля. В ночь на 25-е наши части прорвались в глубину обороны русских и замкнули кольцо. В нем оказалось несколько дивизий русских. Нас нещадно бомбила эскадрилья русских».
Взгляд немецкого солдата.
Дневник Курта Хоппе.


Практически сразу после того, как замкнулось кольцо окружения в расположение окруженных и накануне лишившихся высшего командного состава частей прибыл начальник оперативного отдела армии полковник Журавлев К. А. с группой офицеров

– Немцы со всех сторон так плотно обложили наши окруженные части, что иного пути, как по воздуху, к ним не оставалось, – объяснил Лев Яковлевич Ларин. – Однако первая попытка была неудачной, о чем в своих послевоенных мемуарах сам Журавлев написал: "Проводная связь штаба армии с 184-й и 192-й стрелковыми дивизиями нарушилась. Высланный на самолете офицер связи вернулся обратно с сообщением: никого не видел".
После этого командование предприняло вторую попытку и направило для руководства окруженными войсками его – начальника штабного оперотдела. Переброску полковника Журавлева осуществлял выделенный 8-й воздушной армией самолет, который пилотировал гвардии капитан Решетов. В ночь на 25 июля легкий фанерный У-2 вылетел в район населенного пункта Верхне-Бузиновка, благополучно миновал немецкие кордоны и высадил пассажира к окруженцам.
Список полковника Журавлева. Алла Савчишина.


Я заинтересовался операцией переброски офицеров к окруженной группировке и нашел интересную информацию, которая может пролить свет на дальнейший ход боевых действий группы Журавлева.

Как - то, в августе 1942 года, Решетова срочно вызвали в штаб. Запыхавшись от быстрого бега, он спустился в землянку. Там увидел генерала Т. Т. Хрюкина - командующего 8-й Воздушной армией. Генерал сам поставил лётчику задачу.
В большой излучине Дана оказалась в окружении группа наших войск. Разработан план прорыва вражеского кольца. Надо во что бы то ни стало доставить план окруженным. Для этого выделяется 4 самолёта Як-1. Причём каждый лётчик будет иметь при себе экземпляр плана. Четвёрку, которую поведёт Решетов, прикроют 18 других самолётов - истребителей.
- Сбросить надо точно, - сказал Решетову генерал.
Вылетели немедленно. На маршруте встретились с "Мессерами", которых связали боем истребители прикрытия. У линии фронта опять преграда - плотная завеса зенитного огня. Вскоре 2 самолёта из состава четвёрки были подбиты.
Теперь по намеченному курсу летели лишь Алексей Решетов да его ведомый. Их продолжали прикрывать несколько истребителей из группы сопровождения. Вдруг самолёт напарника задымил и, развернувшись, пошёл назад. Решетова охватила тревога. Уже только он один нёс вымпел с планом. Если и его собьют, то окружённые части не будут знать, как намечено организовать прорыв вражеского кольца.
Решетов перешёл на бреющий полёт: так зениткам труднее вести прицельный огонь. Неожиданно сверху навалились 2 Ме-109. Он нырнул в овраг, но "Мессеры" не отставали. Неужели всё-таки придется вступить с ними в бой ? В этот момент появился Як-1. Советский лётчик смело пошёл в атаку, и вот уже один из "Мессеров", загоревшись, падает на землю, а второй начинает поспешно удирать.
Решетов снова кружит над степью, а неизвестный друг продолжает следовать за ним. Как стало известно потом, это был старший лейтенант Соломатин, один из лётчиков, выделенных для прикрытия четвёрки. И тут Решетову бросилось в глаза: над всеми дорогами клубится пыль, по ним движутся войска, а в одном месте совершенно нет пыли, нет никакого движения. И лётчика осенила догадка: там и находятся наши окружённые части.
Спустившись ниже, он несколько раз прошёл над этим местом. Сердце его забилось чаще, когда он увидел советских воинов. Они радостно бросали вверх пилотки, махали руками. При очередном заходе лётчик сбросил вымпел с планом и, убедившись, что попал точно, взял курс на свой аэродром. А вскоре Решетов узнал, что окружённая группа войск при помощи других советских частей успешно прорвала вражеское кольцо и соединилась с главными силами.


То есть получается следующая картина. Перед тем как перебросить к окруженным полковника Журавлева летчик Решетов уже отвез войскам приказ «Вымпел-4». Если офицеров он доставил в ночь на 25, то получается приказ он должен был доставить 24 днем. В это время никто еще не знал ни судьбы штабов 192 и 184 сд, ни того, что к исходу дня дивизии окажутся в окружении.
Так что этот приказ никак не мог быть приказом о выходе из окружения. Скорее всего он уточнял действия войск в связи с изменившейся оперативной обстановкой и возможностью их окружения. Предположить смысл текста приказа мы сможем сопоставив данные из сохранившихся документов того времени, воспоминаний и хода развития событий.

Высадившийся на самолете, пилотируемом летчиком А. М. Решетовым, в районе Майоровского полковник К. А. Журавлев объединил окруженные части в оперативную группу и организовал сопротивление на рубеже Платонов-Евстратовский-Калмыков-Майоровский. Войска испытывали недостаток в боеприпасах, медикаментах, продовольствии. Скопилось около 500 раненых. Несмотря на все это, окруженная группа войск держала оборону.
Самсонов. «Сталинградская битва».


Противник, отражая наш контрудар, одновременно стремился как можно скорее уничтожить окруженную группировку 62-й армии севернее Манойлина. Для уничтожения этой группировки противник сосредоточил 5 пехотных дивизий и непрерывно наносил бомбовые удары. Видя невозможность вести дальше оборону в таких условиях, полковник Журавлев 29 июля принял решение прорваться через Верхне-Бузиновку в малую излучину Дона навстречу 4-й танковой армии. Эта группа совместно с частями 13-го танкового корпуса, который пробивался к окруженным с юга, 31 июля вышла в район Оськинский и Верхне-Голубая, где влилась в состав 4-й танковой армии.
Чуйков. «Сражение века».


Что же это за приказ об отступлении, если окруженные дивизии отчаянно дерутся ещё пять дней, и только видя невозможность дальнейшего сопротивления начинают отходить?

Продолжение следует

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

Re: 192 сд

Сообщение кам » 01 фев 2012, 01:10

Смысл действий 1 и 4 ТА в этот период хорошо раскрывается в книге Москаленко « На юго-западном направлении»

Благоприятствовали тому и успешные действия, предпринятые 1-й танковой армией силами 13-го танкового корпуса в районе Верхне -Бузиновки . Танкисты под командованием генерал-майора Е. Г. Пушкина 29 июля нанесли удар на Верхне-Бузиновку с юга и освободили ее совместно с группой полковника К. А. Журавлева.
При таких условиях можно было сломить сопротивление вражеской группировки, рвавшейся к Калачу, нанеся ей удар одновременно с фронта и с тыла. Эта задача и была поставлена перед войсками 1-й танковой армии. В
частности, 13-му танковому корпусу было приказано освободить населенный пункт Оськинский и, установив
связь с наступавшими со стороны Трехостровской ,войсками 4-й танковой армии, совместно с ними нанести
удар в тыл липологовской группировке противника…
Как только 23-й танковый корпус выполнил поставленную задачу по разгрому врага в районе устья р. Чир, командование армии перенацелило его для действий в северном направлении. В это же время 13-й танковый корпус ,
переданный в состав 4-й танковой армии, совместно с частями 22-го танкового корпуса начал наступление на Осиновский, в тыл главным силам липологовской группировки .
Теснимой со всех сторон, ей угрожало полное окружение и уничтожение . Но командованию 6-й немецкой армии удалось оказать ей помощь. Оно ввело в бой свежие силы, которые прорвали внешний фронт 62-й армии и, выйдя в район Добринки, установили контакт с окружаемым нами 14-м танковым корпусом .
С этого момента бои приняли еще более ожесточенный характер . Наши танки, ломая сопротивление врага и нанося ему значительный урон, продолжали двигаться вперед. 189-я танковая бригада 23-го танкового корпуса, например, в самом начале атаки овладела западной окраиной Липологовского, уничтожив при этом 12 противотанковых орудий, 2 батареи тяжелой артиллерии и 8 танков противника. Этот успех необходимо было развит , так как населенный пункт Липологовский, где враг спешно построил дзоты и, закопав в землю танки, создал систему плотного противотанкового огня, оставался главным участком сопротивления.


Исходя из этой стратегии группа Журавлева нужна была быть именно там, где она находилась и должна решать локальную задачу – окружение и помощь в уничтожении группировки немецких войск в районе В.Бузиновка – Муковнинский – Оськинский, которая бы в случае удара 13 и 22 тк в направлении Липологовского, находилась у них в тылу. Подтверждает это и Директива ставки ВГК № 170535 от 28 июля 1942 г.

В связи с отходом 214 сд 64 армии южнее устья р. Чир за Дон и выходом здесь противника на западный берег р. Дон направление Нижне-Чирская, Сталинград в данный момент является для фронта наиболее опасным, а следовательно, и основным. Опасность эта состоит в том, что противник, переправившись через р. Дон, может обойти Сталинград с юга и выйти в тыл Сталинградскому фронту.
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Продолжая действия по полному уничтожению противника в районе Верхняя Бузиновка, основной задачей фронта на ближайшие дни иметь: активными действиями частей 64-й армии с использованием подошедших в район Калач и южнее 204 и 321 стр. дивизий и 23-го танк. корпуса во что бы то ни стало не позднее 30 июля разбить противника, вышедшего южнее Нижне-Чирская на зап. берег р. Дон, и полностью восстановить здесь оборону по Сталинградскому рубежу, отбросив в дальнейшем противника на запад за р. Цимла.
О принятых мерах донести в Ставку не позднее утра 29.7.
2. Одновременно принять немедленные меры по усилению обороны юго-западного фаса Сталинградского внешнего обвода от ст. Красный Дон до Райгород на р. Волга и к утру 29.7 донести в Ставку, насколько прочно и какими частями занимается этот фас и о Ваших дополнительных мероприятиях по его усилению.
3. К утру 29.7 донести в Ставку Ваши соображения по дальнейшему использованию прибывающих в состав фронта десяти стр. дивизий с учетом всех произошедших изменений в обстановке.

ЦАМО, ф. 48-А, оп. 2642, д. 12, л. 272-273. Подлинник.


Продолжение следует

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

Re: 192 сд

Сообщение кам » 03 фев 2012, 21:31

Показательно то, что группа Журавлёва не пыталась пробиться на встречу наступающему 13 тк, а когда он вышел в её расположение, частью своих сил помогла ему захватить Верхнюю Бузиновку. Зачем необходимо для выхода из окружения захватывать хорошо укрепленный населенный пункт, а не обойти его стороной? То что в Бузиновке были крупные силы немцев свидетельствуют потери наших войск:

Танкисты под командованием Е. Г. Пушкина 29 июля нанесли удар на Верхне-Бузиновку с юга и освободили ее совместно с группой полковника Журавлева. Потери были огромные. Так, 13-й танковый корпус после изнурительных боев овладел Верхне-Бузиновкой, имея в строю всего 27 танков…

«Горят танки во ржи»


Итак, В.Бузиновка захвачена, а что же происходит вокруг?


4-я танковая армия. (29.07)
22 тк 182 тбр к 13.00 29.7 вела бой за овладение районом Венцы.
173 тбр наступала в направлении нп Верхне-Бузиновка.
176 тбр сосредоточилась в районе Родионов.

4-я танковая(30.07) армия.
22 тк вышел на рубеж Венцы — Муковнинский — выс. 231,0 — 187,7 (26—46 км юго-вост нп Клетская) — выс. 234,7 — 240,2, где вел бой.


Конечно, трудно разобраться в том, что происходило в те дни и где были наши и немцы, в донесениях говорится, что «захвачен район Венцы», но сами Венцы так и не были взяты. Говорится, что «захвачен район Оськинский», но в самом хуторе, по крайней мере, до 1.08 были немцы. Но что можно утверждать точно, это то, что немецкая группировка в районе Муковнинский – Оськинский оказалась почти в окружении. Чтобы это случилось окончательно необходимо было взять Осиновский. Взяв Осиновский, наше командование «убивало двух зайцев» : окружение противника в районе В.Бузиновка и выход в тыл Липологовской группировке.
Напомним:

Эта задача и была поставлена перед войсками 1-й танковой армии. В
частности, 13-му танковому корпусу было приказано освободить населенный
пункт Оськинский и, установив связь с наступавшими со стороны Трехостровской ,войсками 4-й танковой армии, совместно с ними нанести удар в тыл липологовской группировке противника…
Как только 23-й танковый корпус выполнил поставленную задачу по
разгрому врага в районе устья р. Чир, командование армии перенацелило его
для действий в северном направлении. В это же время 13-й танковый корпус ,
переданный в состав 4-й танковой армии, совместно с частями 22-го танкового корпуса начал наступление на Осиновский, в тыл главным силам липологовской группировки .


Случилось видимо то, что видя плачевное состояние войск 13 тк и группы Журавлева после захвата В.Бузиновки, командование принимает решение оставить в хуторе часть войск для его удержания, а остальными силами нанести удар, и совместно с 22 тк, наступающим с северо-востока (из района х. Теплый), захватить его. После этого, вероятнее всего, остатки 13 тк совместно с 22 тк должны были наступать дальше на Липологовский, а группа Журавлева после подкрепления атаковать окруженные в районе Оськинский - Муковнинский немецкие части. То, что Журавлев действовал в соответствии с приказом сомнений не вызывает, но это был не «Вымпел-4».

Начиная с 28 июля 18.00 13-й танковый корпус вел бой за Верхне-Бузиновку, прокладывая дорогу из окружения группе Журавлева. К тому моменту корпусом находившиеся в подчинении полковника Танасчишина части можно было назвать весьма условно — в его составе числилось только 27 танков. В 40-й танковой бригаде было 35 танков. В конце концов, 29 июля в 22.00 Верхне-Бузиновка была захвачена. 29 июля в 23.00 Т. И. Танасчишину от К. С. Москаленко поступила шифровка с приказом пробиваться на Осиновский на соединение с 1-й танковой армией. В 4.00 утра 30 июля корпус [53] перешел в наступление с целью вырваться из окружения. Советские танки были встречены огнем вкопанных танков, зенитных орудий на прямой наводке. Несмотря на все усилия, в результате 10-часового боя вырваться из окружения не удалось. В итоге было решено пробиваться не на юго-восток на соединение с 1-й танковой армией, а на северо-восток навстречу 22-му танковому корпусу 4-й танковой армии. Эта стратегия принесла успех, группа Журавлева и танкисты 13-го корпуса вечером 30 июля вышли к своим.

Выходить из окружения через хутор Осиновский было бы просто самоубийством, если бы это не было спланированной войсковой операцией. Но что–то не задалось. Скорее всего, не успел помочь 22 тк. Поэтому было решено выводить войска группы Журавлева к своим и после переформирования перенацелить их на выполнение своей задачи: захват Оськинского и Муковнинского, оставив Осиновский 22 и 13 тк. И делать это нужно было скорее, пока В.Бузиновка была ещё наша. А что она была наша подтверждают воспоминания ветеранов:

1 и 2 августа шли ожесточенные бои за Верхнюю Бузиновку, но к вечеру 3 августа наши войска отступили, немцы вошли в хутор. Тяжелые три месяца оккупации Клавдия Ивановна провела в родном хуторе вместе с матерью. 19 ноября он был освобожден, а уже 20 ноября Клавдия Ивановна вновь пошла на фронт. Служила в штабе батальона под руководством майора Романова, который дислоцировался в хуторе Мариновка. 27 декабря 1942 года Клавдия Ивановна вернулась с фронта домой.

Из воспоминаний К.И. Тарасовой

Аватара пользователя
кам
Администратор
Сообщения: 177
Зарегистрирован: 02 фев 2010, 20:27

Re: 192 сд

Сообщение кам » 21 фев 2012, 21:04

И в конце, в подтверждение того, что группа Журавлева не была в окружении в полном смысле этого слова, можно принять тот факт, что к своим они выходили совершенно разными путями.


В начале июля 1942 года Клавдия Ивановна добровольно ушла на фронт. Служила в штабе 192-й стрелковой дивизии. 23 июля штаб попал в окружение. Восемь дней она, вместе со своим командиром, выбиралась из окружения. 31 июля они вышли к Клетской.

16-го числа, через шесть дней после того, как гвардии лейтенант Зинченко отправил свое последнее письмо, передовой отряд 33-й гвардейской стрелковой дивизии, куда вошли подразделения 84-го полка, устремился навстречу вражеской группировке, нацелившейся на Сталинград. Гвардейцы выбили гитлеровцев из Чернышевской, а потом в течение шести суток держались на берегах реки Чир, тем самым дав возможность основным силам дивизии закрепиться под Калачом.
С 24 июля сослуживцы Зинченко сражались во вражеском окружении. Вырвались. Вышли к своим. Но в районе Верхней Сузиновки им пришлось пробиваться через вторую линию окружжения. Лишь 31 июля остатки дивизии соединились с войсками 7-й армии. С. Г. Мирзоян в книге "Сталинградцы - творцы Победы" не раз отмечал мужество и стойкость подчиненных гвардии лейтенанта Зинченко в тех ожесточенных и кровопролитных боях.
Нашелся и очевидец гибели отважного командира взвода, бывший старшина роты 84-го гвардейского стрелкового полка Николай Тимофеевич Пилипенко из Черниговской области сообщил Марии Ивановне, что с Василием Михайловичем они были в одной роте. Вместе отходили от Верхней Бузиновки. На окраине хутора Оськин нарвались на вражескую засаду. Зинченко был сражен пулеметной очередью наповал. Похоронить его времени не было - отступали.


Основная группа соединилась с силами 22 тк севернее Муковнинского, но есть данные, что часть войск вышла к Верхне Голубой. Мне кажется,что приказ на отвод войск в район Голубой был дан тогда, когда стало понятно, что окружить немцев просто не хватит сил.

Можно привести еще много фактов того, что в конце июля, в начале августа 1942 года в районе Верхней Бузиновки было не просто окружение наших дивизий, а скорее наоборот – попытка окружения и уничтожения немецких частей. Не случайно немцы хотели прорываться из осажденного Сталинграда именно к Верхней Бузиновке. Они уже сражались здесь в окружении и чудом спаслись. И в конце приведу слова из воспоминаний о тех боях.

«…Сколько людей потеряно под Манойлином, а положение не улучшилось. Под Верхне-Бузиновкой, прослывшей было "немецким котлом", полегли лучшие экипажи, но и здесь отрадных перемен не произошло…»

Внук богов войны
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 12 окт 2011, 16:08

Re: 192 сд

Сообщение Внук богов войны » 02 мар 2012, 05:30

Уважаемый Александр!

Теперь и меня убеждает тот факт, что командование 62А, Ст. фронта думало, да и не только оно - сам Верховный так мыслил накануне:

Запись переговоров по прямому проводу И.В.Сталина с командованием Сталинградского фронта, вечер 23 июля:

"СТАЛИН: ...Требую, чтобы оборонительный рубеж западнее Дона от н/п Клетская через Рожковский до Нижне-Калиновки был сохранен в наших руках беспрекословно. Противника, вклинившегося в этот рубеж, в районе действия гвардейской дивизии уничтожить во что бы то ни стало. У вас есть для этого силы и вы должны это сделать. Категорически воспрещаю отход от указанного оборонительного рубежа. Требую не жалеть никаких жертв ради удержания этого рубежа. Все. Все ли понятно, есть ли замечания? (Я думаю это одна из причин, почему две недели "перемалывали" 62-ю А под В. Бузиновкой - прим. ВБВ)

ГОРДОВ: Все понятно. Приступаем к выполнению Ваших указаний.

СТАЛИН: Исполняйте, прошу тов. Гордова через каждые три-четыре часа присылать краткие сообщения по телефону или по радио в Генштаб о положении дел.

ГОРДОВ: Только что получено донесение от Колпакчи, что танки противника до 50 единиц прорвались в направлении Калмыков - Манойлин и через совхоз Копанья в направлении совхоза Первомайский. Положение уточним, доложим о ликвидации прорвавшегося противника. Все.

СТАЛИН: А что, разве у вас нет танков на правом фланге? Что делает наша авиация? Стыдно отступать перед 50 танками немцев-мерзавцев, имея на фронте около 900 танков. Все".


что прорвашаяся группировка 14 тк генерала фон Виттерсгейма сама попала в "котел":

В боевом донесении на 24 часа 00 мин. 25 июля, отправленном Военному совету Сталинградского фронта, командующий 62-й армией генерал-майор В. Я. Колпакчи сообщал: «Решил продолжать оборонять занимаемые рубежи, обеспечивать правый фланг 13-го тк и ликвидировать группы противника, прорвавшиеся в глубину обороны, 196-й сд — удерживать узел дорог у Остров».

И командование Сталинградского фронта продолжает верить, что оно контролирует ситуацию:

Надо сказать, что в штабе Сталинградского фронта [54] в тот момент оценивали обстановку (или, по крайней мере, информировали о ней верховное командование) не совсем адекватно. Так, в донесении штаба фронта в Ставку № 018/оп от 31 июля указывалось: «К исходу 30.7 13 и 22 тк соединились, замкнув кольцо окружения противника (!)»{25}. Однако ни о каком окружении противника не могло быть и речи. 13-й танковый корпус и группа Журавлева не имели связи с основными силами 62-й армии и даже своими тылами.

Издание: Исаев А. В. Сталинград. За Волгой для нас земли нет. — М.: Яуза, Эксмо, 2008.
http://militera.lib.ru/h/isaev_av8/01.html


Вернуться в «Великая Отечественная Война»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость